Воспоминания…

Воспоминания о войне - это то, что нам, новому поколению, не понять, а людям, которые прошли её всю, рабочим тыла и детям войны забыть не суждено.

Я знаю о войне по книжкам и фильмам, но о том времени они не дают полного представления. Больше можно узнать из рассказов людей, переживших то ужасное время.

Алексей Иванович Томилов - мой дальний родственник, который умер задолго до моего рождения. О нём я знаю только по рассказам моей мамы.

Как-то недавно я её попросила рассказать про дядю Алёшу.

- Мы все его называли – дядя Лёля. Родился он в 1920 году в Артях. Работал в районном узле связи монтером телефонных линий. Его призвали на службу в 1939 году, он служил в 608-ом стрелковом полку 518-й стрелковой дивизии стрелком. Его наградили орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями. В июне 1941 года он находился на западной границе СССР. Когда немецкие самолёты начали сбрасывать бомбы на казармы, он вместе с другими побежал к ящикам с патронами, но там вместо магазинов с патронами оказалось хозяйственное мыло. Солдаты не растерялись – брали в руки что попало и шли врукопашную. Но их быстро взяли в плен. В каком лагере был дядя, я уже не помню, к сожалению. Он рассказывал, что много раз бежал из плена. Про один из побегов он рассказывал так:

«Я с другом бежал из фашистского плена. Это было на Западной Украине. Нас приютила одна украинка. С виду очень добрая женщина: она нас накормила, даже истопила нам баню. И мы, почувствовав себя людьми, крепко заснули на сеновале. Утром нас разбудил шум во дворе. Это за нами пришли немцы, эта «добрая женщина» выдала нас. Бежать было уже поздно. И снова мы оказались в лагере для военнопленных».

Дядя Лёля часто рассказывал, как выбрался из плена: «Я уже сбился со счёта, сколько раз бежал, сколько раз меня с друзьями наказывали немцы. Летом 1944 года, когда наши войска по всем фронтам перешли в наступление, немцы одичали в прямом смысле. Нас практически перестали кормить, а работы добавили вдвое. Почти за два года плена я стал понимать немецкую речь. Из разговоров охранников я понял, что линия фронта рядом. Фашисты на нас смотрели как на рабочую скотину. В один из летних дней нас отправили расчищать завалы после налёта советских бомбардировщиков. Только мы начали работу, как прозвучал сигнал воздушной тревоги. Воспользовавшись паникой, я спрятался в одном из разрушенных зданий. На этот раз мне повезло, немцы не заметили моё отсутствие. Дождавшись темноты, я пошёл к линии фронта. Вскоре оказался на передовой.

Наши меня встретили сурово и враждебно: почти сразу в роту, куда я попал, прибыли люди из НКВД. Началась проверка. В течение месяца я старался доказать, что свой, что я не дезертир, не шпион. Мне поверили, но поначалу приглядывали за мной. Было очередное наступление. Ранило командира роты, я и ещё один боец донесли раненого до палатки медсанбата и вернулись в строй. Вот тогда мне и поверили окончательно, что я свой.

С ротой, которая стала мне родной, я дошёл до Берлина. А вернулся домой в 1946, когда меня демобилизовали».

- Дядя Лёля умер в 1985 году. Вот такая история, Лиза, – со слезами на глазах закончила рассказ мама.
Воспоминания – вещь тяжёлая, поэтому, когда вспоминаешь родных людей, которых уже нет рядом, на лице всегда слёзы.

Я попросила рассказать про родных, воевавших на войне, своего соседа Петра Ивановича Семишева.

- Я плохо помню своего отца, Ивана Илларионовича Семишева. Когда его призвали на фронт в октябре 1942 года, мне не было ещё и 5 лет. Он был рядовым телефонистом при тяжёлой артиллерии. Погиб в июле 1943 года.

Своего тестя, Павла Семёновича Власова, я помню хорошо. Участник Финской кампании и Великой Отечественной войны, Павел Семёнович был мастером и замначальника в серпной артели. В 1942 году его призвали на войну. Он был артиллеристом на Сталинградском фронте. С боями дошёл до Болгарии, где в одном из городов его назначили военным комендантом, там он пробыл до декабря 1945 года. Начал службу рядовым, а с войны вернулся в звании старшего лейтенанта Красной Армии. Уже в мирное время, приходя в школы и повествуя о войне, свой рассказ он заканчивал словами из песни: «Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех!». Часто рассказывал, как он ехал на подножке грузовой машины и командовал бойцами. Он из немногих, кто не хвастался и не пользовался льготами и привилегиями участников Великой Отечественной войны. Когда мы спрашивали: «Почему?», он отвечал: «Я не за тряпки и дефицитные продукты воевал, а за Отечество». Мне Павел Семёнович запомнился добрым и весёлым человеком, который в любую минуту придёт на помощь».
Александр Григорьевич Иванников является членом общественной организации «Дети войны». Именно поэтому мне с ним интересно было поговорить, узнать о войне как бы» из первых рук». Вот его рассказ.
«Родился я 21 июля 1938 года.

Когда началась Великая Отечественная война, мне было всего 3 года, поэтому, как и что происходило, помню слабо. А вот когда забирали отца на войну, помню. Помню, как он держал меня на руках, и как плакали мама, старший брат и сестра. Жили мы в то время в деревне Касимовка Чибисовского района Орловской области. Это где-то километров 6–7 от города Елец. Впоследствии район был переименован, стал Елецким, а область разукрупнили, и Елец вошёл в состав Липецкой области.
Хорошо помню, когда бомбили Елец. У нас в доме из окон вылетали стёкла, а входные двери срывало с петель.

Дом у нас был кирпичный. Четыре окна выходили на одну сторону, а одно - на другую. У окон в доме стояла длинная скамья, и мы спали под ней, не раздеваясь. Делали так для того, чтобы осколки разбитых окон не могли нас поранить.

Немцы в нашу деревню почему-то не зашли. Как потом объясняли взрослые, фашисты испугались лесов. Деревня наша и ряд других деревень располагались вдоль речки Пальна, в низком месте, и окружены были небольшими горами, и если смотреть по горизонту с одной стороны возвышенности на другую, то ни речки, ни деревень вдоль неё не было видно, а кругом виднелись дубовые леса. Поэтому немцы, видимо, испугались, что в лесах находятся партизаны.

Помню, летом 1943 года шли ожесточённые бои за город Елец. Город подвергался бомбёжке ежедневно и почему-то всё ближе к вечеру. Мы прятались в погребе, который был во дворе. Немцы, видимо, на парашютах спускали какие-то фонари. На улице было ослепительно светло, сопровождалось это всё грохотом и разрывом бомб. Мы плакали, и мама, как могла, уговаривала нас, с трудом сдерживая слёзы. Я, может быть, в силу своего возраста и не совсем понимал происходящее, а вот старший брат (он 1928 года рождения) уже узнал лихо войны.

Весной 1943 года, когда начал таять снег, в ручьях ребята его возраста находили кучу всевозможных неразорвавшихся снарядов. Вот и брат, встретившись с другом, нашли в ручье какую-то железку. Брат Василий спросил о том, что находится у друга в руках, попросил посмотреть. При передаче находки из рук в руки произошёл взрыв. Другу оторвало кисть руки, а брат лишился глаза.

Город Елец был освобождён от немцев в 1943 году. Это город, основанный в 1240 году, со старинными постройками, многочисленными церквями, был капитально разрушен. Помню, как на одной возвышенности у деревни стояли закопанные в землю наши зенитки и прожектора. Когда бомбили город, солдаты прожекторами ловили немецкие самолёты и из зениток расстреливали их. Однажды один из немецких самолётов упал в речку близ деревни. Повзрослев, мы ныряли с ребятами в том месте, где упал самолёт, и доставали различные железки.

Из нашей семьи воевали отец и два старших брата 1919 и 1922 года рождения.
В марте 1943 года мы получили извещение о гибели отца под Курском. Старший брат, Николай Григорьевич, вернулся в 1944 году инвалидом, младший брат, Андрей Григорьевич, дошёл до Берлина, после войны остался служить в армии и был уволен из армии по возрасту в звании подполковника.

После освобождения Ельца мы, дети, мать свою почти не видели. Она уходила рано на работу, когда мы спали, и возвращалась очень поздно. Брат Василий, хотя и был без глаза, постоянно находился на работе. А я и сестра Мария Григорьевна, которая старше меня на 8 лет, вели домашнее хозяйство, занимались огородом, разводили всякую живность.

В 1946 году начался голод. Собирали и ели всё, что только можно было жевать. Это было самое трудное для народа время. Люди умирали с голода прямо на ходу. Это было очень страшно. Я тоже два раза стоял на грани жизни и смерти. До сих пор не понимаю, как мама вытащила меня с того света.

Хорошо помню, как в послевоенное время ввели карточную систему, от воспоминания о которой у меня и сейчас на глаза наворачиваются слёзы, особенно когда вижу, что люди не ценят хлеб.

В 1945 году мне нужно было идти в школу, в 1 класс, но меня не взяли, хотя к тому времени мне уже было 7 лет, я умел уже и читать, и писать. Сестра училась, а я учился у неё. Классы были переполнены, а наша Касимовская семилетняя школа была небольшой. В школу я пошёл только в 1946 и окончил 7 классов. В 1954 году я прошел 6-месячные курсы трактористов, но работать не смог, так как ростом был маленьким, да и сил не хватало, чтобы завести трактор. Помню, в училище на практике инструктор мне говорил, чтобы я, приходя на практику, приносил с собой несколько палочек, которые одевались на ремень пускача. А так как сил не хватало провернуть пускач, он сдавал в обратку и палочки ломались.

В сентябре 1954 года нас ребятишек агитировали идти учиться в ремесленное училище. Особенно тех, у кого не вернулись с войны отцы. Так я попал в Елецкое железнодорожное училище №2, в группу кузнецов свободной ковки. После окончания училища по распределению Министерства трудовых резервов наша группа в 1956 году приехала в посёлок Арти на Артинский косный завод. Так я попал в посёлок Арти и прожил здесь уже более 60 лет».

«Война» - 5 букв, которые оставили отпечаток почти на каждой семье нашей необъятной страны, а также истории России и всего человечества. С каждым годом число людей, которые ради нас воевали и делали всё возможное, чтобы мы жили в мирное время, сокращается. И часто, когда мы откладываем на потом разговор с этими людьми, мы просто не успеваем сказать им: «Спасибо». Верно, говорят: «Без прошлого не бывает будущего», потому что прошлое – это фундамент будущего. И задача нашего поколения в том, чтобы не допустить новой войны, а также хранить память о людях, которые подарили нам мир.

Елизавета Крючкова

© сайт «Арти-Онлайн.рф» (2019). Мнение администрации ресурса может не совпадать с отзывами и комментариями, оставленными посетителями, и с материалами других источников. Администрация портала не несет ответственности за комментарии, переписку и личные взгляды посетителей. Перепечатка материалов допускается только с письменного разрешения редакции. Редакция оставляет за собой право редактировать присланные на ее адрес материалы. Рукописи не возвращаются и не рецензируются. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Редакция имеет право публиковать любые присланные на ее адрес произведения, обращения, письма, иллюстрационные материалы читателей. Пересылая тексты, фотографии и другие полиграфические материалы, отправитель тем самым дает свое согласие, а также подтверждает согласие изображенных на фото лиц на публичный показ, отображение и распространение присланных фотографий, графических изображений и текстов.

Please publish modules in offcanvas position.